О НАС ПИШУТ

         
  Главная

Новый номер

Архив

События

О нас пишут

Лауреаты

Гостевая книга

Магазин


Яндекс.Метрика


 

Всеукраинская литературная газета "Отражение" (Донецк), № 12, декабрь 2007 г.


Всеукраинская литературная газета "Отражение" (Донецк), № 12, декабрь 2007 г.


ЕВГЕНИЙ СТЕПАНОВ: ДНЕВНИК ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА



"…Еще я, слава Богу, в силах,
Хотя давненько в стариках
(Речь не о годах) пребываю!

Еще верхом на крокодилах,
На ядрах, звуках, на китах
Летаю — стены пробиваю!"

/Евгений Степанов/


Родился в 1964 году в Москве. Литератор, издатель, культуролог. Генеральный директор издательства и типографии "Вест-Консалтинг". Издатель и главный редактор журналов "Дети Ра", "Футурум АРТ", "Зинзивер" (Санкт-Петербург) и "Другие". Член редколлегии журнала "Крещатик". Окончил факультет иностранных языков Тамбовского педагогического института, Женевский университет христианского образования и аспирантуру МГУ им. М.В. Ломоносова. Кандидат филологических наук. Член Союза журналистов Москвы, член Союза писателей Москвы, член Русского ПЕН-центра. Как поэт, критик, мемуарист, интервьюер печатался в таких изданиях, как "Дружба народов", "День поэзии", "День и ночь" (Красноярск), "Поэзия", "Вопросы литературы", "Литературная учеба", "Юность", "Столица", "Крещатик", "АКТ" (Санкт-Петербург), "Черновик" (Нью-Йорк), "Труд", "Ex libris НГ", "Новое русское слово" (Нью-Йорк), "Собеседник", "Совершенно секретно", "Семья", "Вечерняя Москва", "Московская правда", "Московский комсомолец" и во многих других. Автор нескольких книг стихов, прозы, вышедших в России и за рубежом, а также культурологических монографий "Плакаты Госстраха как социокультурное явление" (М., 2003), "Карманные календари Госстраха" (М., 2004), "Социальная реклама в России: генезис, жанры, эволюция" (М., 2006). Награжден орденом и медалью.



— Евгений, в своем "Дневнике главного редактора" Вы пишете: "Я, Степанов Евгений Викторович, сызмальства сочиняю стихи и рассказики. Мои книжки никому не нужны". И в нем же пишете, что "совершили подвиг — прочистили водопровод на даче". Что Вами движет, какая сила заставляет отказываться от свершения "подвигов" и продолжать писать стихи, рассказики, издавать книги и журналы?

— Здесь как бы два вопроса. Первый — относительно книжек. Я их выпустил довольно много, более двадцати. Стихи и проза действительно продавались (и продаются) очень плохо, чему я совершенно не огорчаюсь. Более того, я этому в какой-то степени даже рад. Мне думается, что у стихов не может быть много читателей. Как не может быть много людей, которые разбираются, например, в высшей математике. Что же касается других моих сочинений, то у них другая, более удачная, судьба. Я ведь кропал ради заработка книжонки о знаменитых людях, "Личная жизнь звезд" вышла в 1990-м году огромнейшим тиражом, по заказу Росгосстраха написал "Плакаты Госстраха как социокультурное явление", "Карманные календари Госстраха". За эти книги получил весьма приличные гонорары. Хорошо продавалась моя книга "Социальная реклама в России: генезис, жанры, эволюция". То есть надо различать, когда ты работаешь по заказу (я не считаю это зазорным), а когда пишешь по велению души. Вот когда пишешь по велению души, тогда успеха ждать не приходится. Не убивают — уже хорошо. Помните, у Вознесенского: "Но раз поэтов не убивают, значит некого убивать". Теперь о дачном водопроводе. К сожалению, я практически ничего не умею делать руками. Поэтому и воспринимаю как подвиг ремонт водопровода на даче. Даже не знаю, как мне тогда удалось.

— Какие вопросы приходится решать в повседневной жизни, и какие проблемы наиболее характерны для издательского дела сегодня?

— Коротко на этот огромный вопрос не ответишь. Холдинг "Вест-Консалтинг", которым я руковожу уже почти пять лет, занимается очень многими вопросами. Рекламой, консалтингом, производством сайтов, полиграфией и т.д. Одно из направлений — издательство. Мы издаем порядка 50-60 книг в год, несколько журналов. Какие проблемы наиболее характерны для издательского дела сегодня? Издательское дело издательскому делу рознь. У коммерческого книгоиздания одни проблемы, у некоммерческого — другие. Мы издаем некоммерческую литературу. В основном поэтические сборники, литературоведческие книги, хорошую прозу. В этой сфере проблем, конечно, немало. Основная — финансовая. Где брать деньги на эти книги? Ищем повсюду. Вот, например, издали мы сборник прекрасного поэта из Перми Юрия Беликова. Нам финансово помогло министерство культуры и туризма Пермского края, сейчас издаем альманах "Планка" фонда памяти Ильи Тюрина — помогает московский муниципалитет "Сокольники", издаем книгу мемуаров бывшего мэра Сочи Вячеслава Александровича Воронкова — спонсирует АФК "Система" и лично ее президент Владимир Петрович Евтушенков.

Иногда я печатаю книги авторов за средства издательства, так мы издали Виктора Соснору, Сергея Бирюкова, Наталью Фатееву, Александра Федулова, Вилли Мельникова, иногда авторы сами находят деньги.

Мы издаем довольно много хороших поэтов. Я убежден, что нынешнее время переживает расцвет русской поэзии, причем в самых разных городах — в Москве и Петербурге, Саратове и Тамбове, Киеве и Днепропетровске, Нью-Йорке и Хельсинки, Липецке и Владивостоке.
Осознать это в полной мере можно будет, на мой взгляд, только спустя годы, потому что сейчас нет как такового института критики. Если Опояз был равновелик русскому поэтическому футуризму, то сейчас мы видим локальные референтные группы, которые пропагандирует определенные литературные группировки. Не более того. В поэтическом цехе подавляющее большинство критиков — поэты, причем, поэты, имеющие ярко выраженные пристрастия и недюжинные организаторские способности, т.е. это люди, ФОРМИРУЮЩИЕ общественное мнение, формирующие его в связи с собственными представлениями о поэзии и что, по-моему, весьма тревожно, в связи с собственной версификационной практикой. То есть, анализируя того или иного поэта, современный критик фактически анализирует и рекламирует самого себя (свою группу). А это пристрастно и, следовательно, неабсолютно. В итоге многие талантливые авторы просто оказываются вне поля зрения исследователей. Критик (равно как издатель), на мой взгляд, должен стоять над схваткой и быть ангажированным только его величеством Поэзией (Литературой) и находить сильные и слабые стороны в творчестве поэтов и прозаиков самых разных направлений вне зависимости от идеологических, личностных или стилистических установок. Иначе он неизбежно становится пиар-менеджером. Сейчас, если говорить высоким штилем, время разбрасывать камни. Время собирать камни придет позднее. И задача издателей поэзии, вообще хорошей некоммерческой литературы, архивариусов — сохранить то, что есть.

— Есть ли вообще интерес к поэзии и актуально ли поэтическое слово для наших современников?

— Есть. Конечно, не такой, как во времена Политехнического. Но тогда за поэзию принимали политагитки, журналистские зарифмованные репортажи, глупости в стиле Евгения Александровича Евтушенко. А сейчас вещи названы своими именами. Читателей поэзии, повторю, и не может быть много. Но даже если в нашей стране тянется к поэзии 1 процент населения, это 140 тысяч человек. Так что поэзия, конечно, нужна.

— Перефразируя некрасовское "Кому на Руси жить хорошо", хочу спросить: насколько легче живется нынешним поэтам по сравнению с советскими?

— Если сравнивать советскую (она, кстати, неоднородна) и нынешнюю эпохи, то и тогда поэтам жилось плохо, и сейчас нехорошо. Но все-таки сейчас, по-моему, лучше. Во всяком случае, сейчас любой желающий может издать свою книгу. Стоит это недорого. Конечно, тяжело, что нет методической и целенаправленной поддержки литературным проектам. Ведь есть литературные, культурные деятели, которые тянут на себе груз ответственности за русскую литературу. Константин Кедров и Елена Кацюба в Москве, Валерий Мишин и Тамара Буковская в Питере, Алексей Александров в Саратове, Лев Вишня в Екатеринбурге, Максим Бородин и Александр Мухарев в Днепропетровске, Алексей Даен и Рита Бальмина в Нью-Йорке, Борис Марковский в Германии и т.д. Ну почему бы не поддержать этих самоотверженных и достойных людей? Дать им немного денег, чтобы они занялись своими журнальными проектами. И только ими. Они бы принесли пользу отечеству на многие годы вперед.

— А талантливых авторов сейчас, на Ваш взгляд, много?

— Талантливых авторов всегда немного. И в советское время, и десять лет назад косяками шли в редакцию графоманы, и сейчас их не стало меньше. Если в доперестроечное время все стихотворцы рифмовали, то сейчас все пишут верлибры, но истинных дарований от этого больше не становится. Таланты надо искать и воспитывать. В советское время, надо признать, существовала система поиска талантов. Были семинары, совещания, литобъединения и т.д. Они работали целенаправленно, методично. Я помню литературный кружок "Слово" Сергея Бирюкова в Тамбове, лито Григория Левина "Магистраль", лито Юрия Полякова и Даниила Чкония при кинотеатре "Авангард" в Москве, семинары при Московской писательской организации Якова Козловского и Элизбара Ананиашвили. Там было воспитано немало достойных поэтов. Сейчас институт литобъединений, увы, умирает (хотя мне рассказывали, что в Питере он еще существует).
Вместе с тем я считаю, что перспективы у нашей литературы хорошие. Но, конечно, необходимо решить ряд проблем.

— О проблемах, связанных с издательским делом, Вы уже упоминали, что Вы имеете в виду сейчас, вновь вспоминая о проблемных вопросах?

— Убежден, что нужно сделать культуру национальным проектом. Спонсорам, жертвующим на культуру значительные суммы, можно существенно сократить налоги (чтобы меценатство стало выгодно). Нужна государственная поддержка журналам, существующим более пяти лет (чтобы гранты не хватали аферисты) и т.д. и т.п. Если всего этого не сделать, нас ждет оболваненное, дезинформированное и не способное мыслить общество.

— Вы считаете, что государство обязано опекать литературу?

— Государство не обязано опекать литературу, но и бросать ее на произвол судьбы не должно. Не издатели должны просить деньги на свои проекты, а чиновники (которые обязаны стать подвижниками) должны находить талантливых организаторов литературного процесса и помогать им, а не финансировать ушлых ребят, которые дадут больший откат.

— Скажите, оказывают ли поддержку Вашему журналу "Дети Ра" и есть ли среди сподвижников люди из творческой среды?

— "Детей Ра" вот уже три года поддерживает выдающийся русский меценат, депутат Государственной Думы, член фракции "Единая Россия" Николай Михайлович Ольшанский. Николай Михайлович — человек легендарный, он в советское время был министром минеральных удобрений, создавал отечественную промышленность (он, кстати, многие годы работал в Украине). При этом любит стихи, поддерживает культуру. Я знаю, недавно при его участии был построен в поселке Сагуны (это Воронежская область) первый постсоветский Дом культуры. Сейчас под патронатом Ольшанского мы печатаем в одной из воронежских газет Антологию современной поэзии.

Побольше бы таких депутатов!

Огромную помощь журналу оказывает замечательная поэтесса и автор-исполнитель из Саратова Элана. Вместе с ней мы создали этот журнал, она — активнейший член редколлегии. Вообще, Элана — фантастически одаренная женщина. Она пишет стихи, музыку, поет, фотографирует… В Саратове создала прекрасную частную студию звукозаписи "Река". Я благодарен судьбе, что такие люди встретились на моем пути.

— Что Вы думаете о литературном Интернет-проекте "Журнальный зал"?

— Я думаю, что "Журнальный зал" в настоящий момент оказывает огромное влияние на литературную погоду. В "ЖЗ" объединены многие "толстые" журналы. Это реальный медиагигант...

Я очень рад, что журнал "Дети Ра" вошел в "ЖЗ". Это позволило нам сделать полноправными участниками литературного процесса многих замечательных поэтов — Елену Кацюбу, Константина Кедрова, Юрия Милораву. Если вы посмотрите список авторов "ЖЗ", то обнаружите, что эти всемирно известные авторы (а Кедров, напомню, номинант Нобелевской премии) в России более практически нигде не печатаются. Только в "Детях Ра" и еще в "Крещатике", который редактирует замечательный подвижник Борис Марковский, в прошлом киевлянин, а ныне житель Германии.

— У меня иногда создается впечатление, что мы живем в эпоху Бахыта Кенжеева. Он всюду публикуется, поисковые системы Интернета пестрят ссылками на ресурсы с его стихами. Вас это не раздражает?

— Не раздражает, тем более что я начал печатать в газетах Кенжеева в России одним из первых. Первую книгу в приложении к журналу "Клуб" в России составил Бахыту Кенжееву Ваш покорный слуга, это было еще в 1990 году. Я, конечно, рад, что его литературная карьера сложилась успешно.

— Гордитесь, что приложили руку к успеху мэтра?

— Это часть моей профессии. Я публикатор, издатель. Посредник между автором и читателем, я был литературным представителем очень многих ныне известных авторов. Занимаюсь этой работой почти двадцать пять лет. Когда мне было девятнадцать, я печатал в районной тамбовской газете стихи талантливых Сергея Бирюкова, Марины Кудимовой, Александра Федулова, потом стал работать в центральной газете "Семья", которая выходила тиражом пять миллионов экземпляров, зав. отделом поэзии журнала "Мы". Раньше я тащил хорошие стихи главным редакторам и уговаривал их печатать, сейчас, чтобы осуществить задуманное, я должен находить деньги. Не буду прибедняться: и раньше мне шли навстречу, и сейчас добрые люди помогают.

— Не вымирает ли сегодня, во времена всеобщей компьютеризации, Интернета и тотального глянца, институт "толстых" журналов?

— Нет, конечно. И "толстые" журналы, и хорошие книги в нашей стране до сих пор востребованы. Я думаю, что такие издания, как "Новый мир", "Знамя", "Октябрь", "Дружба народов", "Иностранная литература" — это ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНОЕ достояние. И его нужно беречь. Беречь как зеницу ока. Для этого, на мой взгляд, нужно сделать ряд нетривиальных шагов. Я убежден, что главные редакторы, редакционные коллегии и заведующие отделами этих изданий должны ВЫБИРАТЬСЯ литературным сообществом (механизм выборов — это тема отдельной большой беседы). Причем не реже, чем один раз в четыре года. Иначе наступает неизбежный застой, когда от вкуса (личных симпатий/ антипатий) ОДНОЙ группы людей зависит очень многое. Говоря обо всем этом, я, увы, отдаю себе отчет в том, что в известном смысле мои идеи утопичны. Не вполне уверен, что редакторы перечисленных изданий всерьез воспримут слова о выборности их должностей.

— Не буду оригинальным, но задам еще один вопрос, касающийся дневниковых записей, в которых Вы упоминаете о том, что у Вас "совсем пропали литературные амбиции". С чем это связано, и к чему может привести столь серьезная позиция человека, тесно связанного с литературой?

— Вы знаете, Ростислав, я в своей жизни занимался очень многими вещами. Например, в детстве и юношестве — спортом. В четырнадцать лет уже был двукратным чемпионом Москвы по хоккею. И долгое время думал, что если я не состоюсь как хоккеист, то проживу жизнь зря. А сейчас мне об этом смешно вспоминать. У меня сейчас действительно нет литературных амбиций. Надо сказать, они во многом удовлетворены. Книги изданы, рецензий на них написано множество, в том числе маститыми авторами, кстати, никого я об этом не просил, публикаций в журналах у меня хватает. Видит Бог, это не главное. Главное — счастье творить. "Жить, чувствовать, любить, свершать открытья!" Творчество — волшебное опьянение. Человек, обладающий этим даром (даже графоман) — счастливец! Знаете, как говорил Бродский? Я стихи написал, дальше не мой вопрос.

— Евгений, отвечая на один из вопросов, Вы сказали, что сейчас нет как такового института критики. В таком случае расскажите, как происходит поиск талантливых авторов в журналах, представленных в "ЖЗ"? Участвуют ли критики в этом процессе?

— За все журналы, как сказали бы в Одессе, я говорить не берусь. Скажу о "Детях Ра", моем основном литературном проекте. И члены редколлегии, и редакция ежедневно нацелены на поиск талантливых авторов. В день мы получаем примерно 30-40 писем, со всех городов и весей нам пишут авторы, присылают свои стихи, рассказы, эссе, мемуары, интервью. Очень многим мы заказываем материалы, у нас есть круг критиков, которых мы просим написать рецензии на книжные новинки. Есть авторы, к которым мы обращаемся за стихами, некоторые сразу присылают, некоторых приходится уговаривать. Вот, например, сейчас мы ведем переговоры с патриархом русской поэзии Всеволодом Николаевичем Некрасовым, он нам обещает дать стихи, первый заместитель главного редактора Анна Борисовна Романюк с ним регулярно общается. Мы обращаемся к авторам совершенно различных тенденций и направлений. Наш журнал — журнал не только ультрарадикальной поэзии, как нас иногда называют, мы печатаем и традиционные стихи. Более того, моя личная позиция заключается в том, что авангарда как такого сейчас нет — существуют разные (иногда подзабытые) традиции русской поэзии, в том числе и силаботоническая поэзия, и верлибр, и визуальная поэзия, и палиндромы, вот мы и стараемся эти разные виды поэзии представить.

Что же касается участия критиков в составлении "портфеля" журналов, то и в данном случае обо всех не скажешь. По-моему, если критик работает в редакции, он наверняка предлагает главному редактору материалы, если нет — то вряд ли.

— Скажите, а Вы напечатаете в своем журнале талантливого автора, если он Вам лично не симпатичен как человек?

— Конечно. Еще и позвоню ему и попрошу стихи для журнала. Редактору иначе нельзя, в противном случае он будет делать плохой, местечковый журнал.

— Я понимаю, что обращаюсь не совсем по адресу, но, пожалуйста, ответьте на вопрос, касающийся "Нового мира", о котором Вы упомянули как об общенациональном достоянии. Если мне не изменяет память, "Новый мир" всегда был журналом с довольно серьезным "налетом" державности, что во времена Ал. Твардовского, я думаю, случай с Вл. Войновичем многим известен, приводило к отлучению от публикаций. Так вот, какова политика журнала сегодня?

— Вы знаете, ситуация с "Новым миром" неоднозначная. Я этот журнал в меру своих скромных сил часто критикую. В частности, я считаю, что они представляют русскую поэзию достаточно односторонне, забывая о многих талантливых авторах, не вписывающихся в классическую пушкинскую традицию. В основном они печатают проверенные еще советской эпохой имена. С другой стороны, у меня нет никаких сомнений в том, что наиболее престижно сейчас печататься именно в "Новом мире" и "Знамени". Это два основных брэнда русской изящной словесности. Ну и, конечно, у "Нового мира" традиционно сильна проза и публицистика.

— Евгений, допустим, Вы едете в купе с неизвестным гражданином, у которого в руках находится журнал "Дети Ра". Чтобы как-то начать беседу он интересуется: знакомо ли Вам это издание и кто такой Евгений Степанов? Что Вы ему ответите?

— Про себя я, наверное, ничего не стал бы говорить. А про журнал сказал бы так: "Дети Ра" — это единственный в мире толстый ежемесячный журнал поэзии. Неплохой журнал.

— Скажу прямо — ответ достойный! Но на протяжении нашей беседы Вы ни разу не обмолвились о других Ваших проектах. Скажите, как обстоят дела с журналами "Футурум АРТ", "Зинзивер" и "Другие"?

— "Футурум" я зарегистрировал еще в 2000 году. Это журнал авангардной литературы, "Зинзивер" — журнал питерской поэзии, "Другие" — альманах визуальной поэзии. Все эти издания, слава Богу, выходят, и в печатном виде, и в электронном. Они служат инструментом для подготовки десятитомной антологии современной русской поэзии, над которой я работаю всю свою жизнь. Антология начнет выходить, начиная с 2009 года, а сейчас идет подготовительная работа.

— И в заключение разговора хочу спросить, что бы Вы пожелали людям, решившим посвятить себя литературе и издательскому делу?

— Тем, кто еще только раздумывает: вступать или не вступать на литературную стезю, я бы, право, пожелал бы взвесить все "за" и "против". Может быть, лучше заняться чем-то менее беспокойным и более денежным? А тем, кто уже начал, пожелал бы вдохновения и крепких нервов.




Беседовал Ростислав Иванов,
Москва — Донец, декабрь 2007 г.