ЗИНЗИВЕР № 3 — 4 (15 — 16), 2009

Хлоя ГОРЕНКО


Поэтесса. Настоящее имя — Екатерина Щеголькова. Она родилась в 1980 году в Норильске, сейчас живет в Санкт-Петербурге. Обучалась в Смольном институте свободных искусств и наук при СПБГУ (специализация — визуальные искусства); в СПбГХПА им. А. Л. Штиглица (на кафедре станковой и книжной графики), в Lacoste Ecole des Arts (Франция) и в норильском Лицее искусств (музыкальное отделение, класс фортепиано).


Тоньше слез



* * *

ничей и общий, —
словно горизонт с яремной ямкой темноты на склоне, —
взгляд в сторону.
как невесомых подхватил поток воздушных змеев —
мчал над Любероном.
О лиозиньо,
ли-о, ли-о

как немота и плач с изнанки трется больно этот звук —

как способ смыть лавандой, мылом, холодом и звуком,
тень с тела,
истертую от множества соитий с камнем,
с деревом любым, их было много, и с этим, незнакомым,
с голыми и серыми ветвями,
улиточными городами под листвою;

истертую соитием с шагами поперек;
и с плотными вещами, их тенями,
и с тенью можжевельника, слоистой, и лохматой, и в прорехах
с взглядом тех мальчишек, что со змеем,
или иным — ничьим,
обычным
взглядом

— леска на ветру, полощется в прозрачном синем слове —
тоньше слез —
в названье невысоких гор на горизонте



* * *

и в городе,
который запахом теплым вверх от расчески,
молочною коркой детской, старческой макушки,
тополиным пухом, розовой кожей,

в таком шершавом и летнем,
немного грязном пальто из желтой оленьей кожи,
надетым поверх только майки выходит ко мне и шамкает,
слоями объявлений частных на водосточных трубах, —
ничего про тебя написано

про тебя не написано, а наоборот,
потерялся ризеншнауцер, девочка,
и Саша с Мариной снимут, конечно же,
комнату и будут пить в ней какао со слойкой
и яблочным джемом,
купят дорого монеты, значки, иконы, предметы быта,
а также немного пиратских кличек и минорной музыки,
обустроят ими свое жилище и потом продадут коляску
и купят детское автомобильное кресло
до пятнадцати килограмм живого веса,
снимут дачу на лето,
устроятся на работу сторожем и курьером,
станут брать уроки танцев для взрослых,

шелушащиеся переезд, циклюю, уроки игры на гитаре,
рефераты, отдам в хорошие руки, худеем вместе,
где-то должна быть подсказка…



ceci n’est pas une pipe

но в окне есть трубка, дым и пейзаж
ошибка дверь есть
а лука нет
потому что это не лук,
не трубка,
не лук
не дверь
продолжает не быть трубкой
— почему у вас вечно, что-то с лицом
почему на нем то глаза, то рот,
вы не можете держать себя в руках
это вопрос

или яблоко, зеленое, как сад
определитесь с жанром

— у меня есть нога, обычная, я могу дать вам потрогать
просто пока нога, она продолжает, старается быть ногой

— это весьма похвально, вы небезнадежны
— я ни в чем не уверен
— не расстраивайтесь

— меня преследует ощущение, мне от него неудобно,
     что, собственно, это не трубка

— это на вас похоже
— мне кажется, нога тоже вполне нехороша
— не поддавайтесь, боритесь
— но ей должно быть обидно, что я на ней все время стою
— это действительно подло, нечего возразить
— я сниму ее, пожалуй
— прошу вас

— давайте теперь подумаем, как нам быть
станьте ближе к окну,
вы нуждаетесь в свежем воздухе
— я не сдвинусь с места
— тогда давайте курить
— как вы порой безжалостны

— прошу прощения, но я должен вас предупредить,
что после того, как вы нарисовали входную дверь со спины,
вам будет трудно найти общий язык с женщинами

— что касается женщин, то я полностью с вами согласен
женщины и птицы мне совершенно антипатичны
рисуешь под ними тень,
плотную, качественную,
а они взмывают вверх не хуже яблок и зависают в воздухе


— какая неблагодарность,
жаль, к тому же у вас так аккуратно зачесаны волосы
вы правильно сделали, что поделились
— нас, кажется, подслушивают
— и записывают
— давайте скажем что-нибудь категорически неприятное
— но это не слишком их шокирует?
— мужайтесь, поверьте, они заслужили,
пусть знают:
это не трубка.
 
 
 
 
Троекуровское кладбище похороны на троекуровском кладбище mosritual.net.