ЗИНЗИВЕР № 5 (85), 2016

Критика


Катя Рубина, «Фейсбучные байки»
М.: «Вест-Консалтинг», 2016

Природа смешного заложена в умении подмечать детали, недоступные простому глазу. Но мало выявить их, надо еще сформулировать мысль так, чтобы она засветилась красками остроумия — не заезженно-стандартного, — это не может вызвать смех у взыскательного читателя, а оригинального, своего, ранее нигде не встречаемого.
Обладающая многочисленными талантами и поцелованная в макушку всеми Музами, которые при рождении наперегонки выстраивались к ней в шеренгу, Катя Рубина — и драматург, и поэт, и художник, и прозаик, — издала свои «Фейсбучные байки» на основе постов за 2014–2015 годы в известной социальной сети. Но оказалось, что это не просто посылы к друзьям, а шутливые законченные рассказы. Объединенные общей аурой сетевого содружества и положительных лайков, они разнообразны по тематике, а вместе составляют очень милый и уютный мир «фантастического реализма» (именно такое определение давали некоторые искусствоведы живописным работам Кати Рубиной). На этот раз «фантастический реализм» воплотился в прозе.
Стиль писательницы далек от грубой сатиры и анекдотов. Ее юмор мягкий и ненавязчивый. О «чувстве меры» писал Игорь Панин в рецензии на роман «Все-все-все и Мураками»: «Рубина — великолепный рассказчик. Остроумный, тактичный, в меру откровенный и в меру же язвительный».
Только благодаря грани, на которой балансирует остроумие писательницы, ей удается литературно выдержанная проза, искрящаяся шуткой. Ведь нарушив этот барьер, многие литераторы впадают в цинизм. А цинизм, по словам самой Кати, сказанным в одном из интервью, «это самое страшное».
В том же Фейсбуке я прочитала недавно пост писательницы Инны Иохвидович, который, как мне показалось, очень подходит к Рубиной: «…Узнаваемость художника, его отличие от всех других, это и есть собственная манера, свой неповторимый почерк». Мастерство автора «Фейсбучных баек» проявляется во всем — от оригинального стиля до умения давать смешные имена неживым предметам, одушевляя их (велосипед Набат, старый колодезный домик Борис и новый — Мефодий, дачный костер Агни). Имя выбирается не просто так. Оно имеет смысловой подтекст, легкое подтрунивание над собственной фантазией и, в то же время, это проявление нежности к влияющим на жизнь объектам, оптимизм по отношению к самой жизни. «Легким дыханием» назвал бы, наверно, Бунин эти байки. Сложные связи у Рубиной только с котами. Идет ли речь об «украшательстве» кошачьего сна в чуланчике («Украшательство теперь основная тема»), о летающих кошках («Хороший знак») или о проблемном коте ПРИТЕРАСЕ (имя-неологизм объясняется тем, что кот из рассказа «А теперь что делать-то?» не отходит от террасы).
В книжечке много авторской графики к рассказам — иллюстраций, вызывающих улыбку, как и проза.
Байки Кати Рубиной хорошо читать в электричке по дороге на дачу (у кого есть дача) или в автомобильной пробке для поднятия настроения (у кого есть автомобиль). Не читайте их только за утренним кофе, чтобы не опоздать на работу.

Наталия ЛИХТЕНФЕЛЬД
http://www.deluxe-studio.com/ работа веб моделью для девушек на вебкам студии.