ЗИНЗИВЕР № 12 (104), 2017

Перекличка поэтов


Анна ГАЛЬБЕРШТАДТ
Поэт. Переводчик с английского языка, автор многих публикаций. Живет в Нью-Йорке (США). Работает психотерапевтом.



КАЖДЫЙ РАЗ НОВОЕ
 
* * *

Когда я с тобой
кино начинается сначала
каждый раз новое
я встречаю тебя заново
я замечаю цвет твоих глаз
отмечаю твою усталость
или наоборот
удивляюсь тому
что не надо объяснять на пальцах
ты все уже понял
хоть я и не закончила фразу
или мы идем по улице
навстречу друг другу
тогда еще юные
и ты замечаешь меня
а я прохожу мимо
погружена как всегда
в свои невеселые мысли
камера движется медленно
и проигрывает раз за разом
кадр где мы проходим мимо
касаясь друг друга плечами
иногда камера движется
в кадре видны только
твои полуопущенные глаза
когда ты неубедительно
что-то мямлишь
нечто похожеe на полу-правду
или на привычную отговоркy
иногда в кадре
лиловые сумерки
и два человека
постепенно сливаются в обьятьях
и нежность
как орхидея
выросшая на замшелом стволе
расцветает во мгле



«Сон разума порождает чудовищ» —
название одного из офортов Гойи в Каприччос

Дюймовочка проваливается
в черную дыру
открыв глаза привыкает к темноте
там крот подслеповатый
в золотом пенсне
и плюшевом капоте
пьет чай
закусывая фрикасе
из боровиков
На стенах гербарии из трав засушенных
и бабочек булавками пронзенных
Крот удивлен и очарован
Дюймовкой
бедняжка все еще в шоке от падения
Во сне бывает да и наяву
вдруг лифт проваливается
в черную дыру
где паутина по углам
дышать мешает пыльный хлам
там люди врут другу другу
по привычке
голый король виляет задом
упиваясь великолепием
камзола про который ему уши прожужжали льстивые
придворные
Любовники мучают друг друга
испытывают на прочность
шантажом и паранойей
там истеричка выбрасывается в окно
как минимум раз в день

ребенок вредный жалуется
на няньку которая от усталости
прикорнула в кресле
Там истлевают воспоминания
о любви
предательство как ядовитое растение растет как на дрожжах
из мерзкого болота
но наступает утро
и с первым бледным светом
болото отступает
хохочущая уродина-кокетка
на шарнирах
опускает вздернутую ногу
часы перестают играть
электронного Шопена
на кухне кофе закипает
и кот приходит
о ногу потереться и мяу
хозяину сказать



ЖЕНЩИНА

Я не из пугливого десятка
но все же
страшно не хочется
душевных рваных ран
нирвана нам только снилась
я не из томных претенциозных
дам
и шляпки на безглазых манекенах
с простреленными шеями
колышутся своими
страусиными
в прохладном бризе
с океанского залива
Быть женщиной
скорее некрасиво
хоть Афродитою слыви
Работать как мужик
где эти мужики
они как яблоки осенние
в сарае
червивеют все
изнутри

Быть женщиной
бывают и такие
дарить тепло широкою рукой
утешить странника
накормить безумца
не обижаться на клевету
и зависть
Чтить память об ушедших
тех женщинах прекрасных
которые тебя хоть раз
пригрели пожалели
накормили
в дверь постучали
в час одиночества
в час скорби



* * *

Хочется лежать в высокой траве на нагретой солнцем земле
Слушать стрекот цикад
Вдыхать аромат левкоев и мед резеды
Смотреть как смеркается
Как лиловые тени сгущаются и прорезаются
Первые звезды
Забыть обо всем
Раствориться в легком шорохе летнего поля
Сердце омыть в родниковой воде
От прошлых обид
От липкости лжи
От тщеславных и глупых людей
Суетящихся, как муравьи
Но не строящих дом
Не несущих травинку в гнездо
Как щегол
Не поющих, как соловей
Потому что поется
А методично культивирующих
Нужных людей
Чтоб их поить и кормить
Хвалить их труды
Опутывать дружеской лестью
Окучивать их и одаривать
с тем, чтоб дорога к успеху
стала накатанной
гладкой
как попка младенца
Да и в себе разобраться
накопившийся вымести сор
ведь расстояние от жизни до смерти
так коротко