ЗИНЗИВЕР № 2 (112), 2019

Перекличка поэтов



Борис БОРУКАЕВ
Борис Борукаев — поэт. Родился в 1956 году в Одессе. Живет в США, в Нью­Йорке. Автор многих публикаций и двух книг. Член Союза писателей XXI века.


МОЖЕТ БЫТЬ

РУКИ


На плечо ложится мне опять
легкая и нежная рука.
Не любя, устал в себя влюблять.
Может быть. Не разберусь пока.

Тело прижимается сильней.
Сердца слышен учащенный стук.
Сколько в жизни ветреной моей
было этих легких, нежных рук?

Все забыл. Нет, память ни при чем.
Помню, хоть забыть я был бы рад,
руку, что легла мне на плечо
двадцать с лишним лет тому назад.


СМЕШЕНЬЕ МЫСЛЕЙ


Смешенье мыслей. Чувств неразбериха.
Взирал я раньше и взираю снова
на женщину, которая готова
исполнить здесь мою любую прихоть.

И, руки запрокинув, на диване
меня прельщает. В этой позе лежа
она так поразительно похожа
на некую красотку Модильяни.

Ее люблю я иль ее хочу я?
Возможно, в этом разницы особой
не усмотреть, ведь данная особа
теплом и лаской сердце мне врачует.

И пусть притворство. Никуда не деться.
И пусть актриса, как всегда, в ударе —
неважно. Важно то, что благодарен
я ей всем исцеляющимся сердцем.

Во все века — одной цепочки звенья.
Вот так же сомневаясь, так же веря,
взиравший Модильяни в полной мере
в своих красотках ч|ерпал вдохновенье.


О ЛЮБВИ


Был предлогом "с". Стал предлогом "без".
Только что была. Где же, где она?
О, любовь — пылающий дар небес.
О, любовь — порожденье демона.

Отстоялось. В осадке беззвучный мрак.
Улетучилась белая пена ввысь.
Не любовь способна на этот шаг.
Нелюбовь переходит в ненависть.

Заполнялся стуком сердец эфир.
Но умолк надолго. И что потом?
О любви нельзя кричать на весь мир.
О любви говорится шепотом.


ГРОЗА


Гремит и льет за стольным градом,
местами выпадает градом.
А это не твоя вина.
Давай, налей себе вина!


Бывают сны цветны и вещи.
Им веря, собираешь вещи.
Идешь, пока горит запал,
к той, на которую запал.

Но этот пыл зовется долгом,
и у дверей в раздумье долгом
решаешь, что понять пора:
весна — коварная пора.

Весной себе любовь мы прочим,
хоть понимаем, между прочим:
самообмана нет подлей.
Вернись, вина себе подлей!

Встань над потопом и, не ноя,
с библейской праведностью Ноя.
Не суйся в город, чтоб не пасть
в его прожорливую пасть.

Все преходяще, все конечно.
Вино закончилось, конечно.
Дождь прекратился. Ветер стих.
Грозе конец. Закончен стих.