ЗИНЗИВЕР № 2 (112), 2019

Рецензии



М. Кураев, "Отец и другие, плюс электрификация"
Исторические свидетельства
СПб.: ИД "Петрополис", 2018


Эту книгу петербургский писатель и кинодраматург Михаил Кураев не мог не написать. Память требовала, долг очевидца призывал. Пожалуй, все эти 350 страниц и есть отдание долга, и сыновьего, и поколенческого. История советской энергетики от плана ГОЭЛРО до начала 90-х. От созидания к деградации. Все наркомы, все создатели наших главных северных и сибирских ГЭС. Нечеловеческие усилия на общее благо вкупе с невероятной скромностью (и пальто, и нижнее белье получали разве что по приказу свыше), и как итог 70-летней "плюс электрификации" — победа "слишком человеческого": власти денег, неудержимой алчности и замшелого мещанства на уровне животных инстинктов, всего, чем так славен капитализм, особенно в российском своем изводе.
У нас принято поименно называть жертв — войны, репрессий, терактов… Кураев же решил поименно назвать победителей, созидателей, тех, чьими плодами мы беззастенчиво пользуемся и сейчас, но — с позиций Ивана-не помнящего-родства. Оттого на обложке фото главных действующих лиц: создателя советской энергетики Генриха Графтио (слава Богу, хоть улица в Петербурге его именем названа), наркома электростанций СССР Дмитрия Жимерина, строителя труднейшего Нивского каскада в Мурманской области и начальника Братскгэсстроя Ивана Наймушина (вот ему, трагически погибшему — памятник в Братске). И — два портрета отца, строителя Нивского каскада, двадцать пять лет возглавлявшего Ленинградское отделение Оргэнергостроя Николая Кураева.
Эта, по сути, автобиографическая книга наполнена чувствами сильными и противоречивыми: и гордостью, и горечью. Гордостью за предыдущие поколения и их свершения. И горечью — за современное состояние общества. Раскрываешь ее — и факты, имена и цифры, цифры, цифры… Практически на каждой странице. Сколько было создано в те самые 70 лет Советской власти, сколько построено, введено в строй, восстановлено из руин во время и после войны, в какие сроки, какими силами, с чьей помощью и при чьем участии… Факты и цифры как наиболее убедительный аргумент, против которого бессильны кликушествующие либералы. Что они могут предъявить в противовес "преступному совку" в виде собственных достижений — колеблющийся вокруг 1% роста (это еще как посчитать!) после 30 лет своей победы ВВП?
Надо сразу же сказать, что повествование Кураева — это отнюдь не отчет по освоению советского бюджета в разные годы и не ведомственное издание, интересное лишь своим. Это полнокровная документальная проза, основанная на собственных детских, юношеских, взрослых впечатлениях с живыми сюжетами эпохи, яркими портретами действующих лиц, сценами, так и просящимися на экран (и прозаик, и кинодраматург дают о себе знать). Чего стоит желание отца выкурить папиросу в комнате, превратившейся в кабинет отдела милиции, где в блокаду умерли его младший сын и теща. И его понимают, разрешают это сделать в полном сочувственном молчании. Или душераздирающая сцена случайной невстречи на московском вокзале матери с сыновьями, возвращающимися из отпуска с послевоенной Украины, и отца, едущего на дальневосточный фронт в июле 1945.
А сколько примеров изобретательности советских инженеров и смекалки советских рабочих приведено на этих страницах! Находили выход из любых ситуаций; и не в мирное время, а в войну, когда, казалось, все потребное производство было в одночасье уничтожено вражеской тотальной бомбардировкой, как химическое в Ярославле (а это 40% "обувки" всей военной техники) и ГАЗ в Горьком. Под брезентом вместо цехов начинали возрожденье. И добивались поразительных результатов! И решения наверху принимались влет, без бюрократической волокиты; и не требовались тогдашним наркомам консультанты и сторонние эксперты — сами владели материалом. Всему этому Кураев находит объяснение в эффективности партийно-государственной организации, делавшей одно дело и располагавшей всеми ресурсами одновременно. Невольно напрашивается вывод: победить в той страшной войне могло только социалистическое государство. Вот что он пишет о поразительно быстром возрождении шинного производства в Ярославле и ГАЗа в Горьком: "Тупые и бездарные разве могли бы такую работу реально осознать, понять ее масштаб и в считанные дни (!) создать организации, необходимые для исполнения этой работы? Значит, государственный механизм был способен решить и непосильные задачи: сначала найти все необходимое, укомплектовать эшелоны и доставить их со стройматериалами и оборудованием в Горький и Ярославль, принять, разгрузить, распределить по объектам… При страшных потерях в жилом фонде обеспечить мобилизованных на восстановление едой, крышей над головой, спецодеждой, инструментами? И люди, если хочешь — народ (выделено автором — К. К.), работали не за страх, а за совесть".
Конечно, Кураев проделал фантастическую работу в архивах по собиранию материала. Но нельзя не сказать и о большой главе, предваряющей основное повествование, она и вынесена отдельно от "Отец и другие плюс электрификация" и называется более чем актуально — "Битва за историю". А соединены они подзаголовком — Исторические свидетельства. Возьмите любой фрагмент российской истории — и в любой публичной дискуссии настоящее сражение, нет ни единодушия, ни спокойной объективности. Автор 20-серийного телесериала "Раскол" ориентируется в отечественной истории не хуже любого профессионального историка и, опять-таки, с безупречной аргументацией указывая на частые "двойные стандарты" потомков, реабилитирует и Бориса Годунова, основавшего ряд городов стратегического значения, и Петра III с его Указами о вольности дворянства и упразднении Тайной канцелярии (их сам Карамзин считал "славными и бессмертными"), и Павла I, мешавшего своему окружению. Именно в ближайшем окружении властителя видит Кураев угрозу и потенциальное предательство, потому что, по сути, правит не самодержец, "добрый царь", пекущийся о государстве, а те самые "злые бояре", думающие лишь о своем кармане. Странной смертью умирает Борис Годунов (отравлен?), нейтрализован в заточении Иван Антонович, убит Пётр III, умирает от "апоплексического удара" табакеркой Павел I… И что же? Осуждены убийцы на вечное презренье? С горечью замечает Кураев: "…есть хорошие, правильные убийства для захвата власти, и есть убийства неправильные, предосудительные, непростительные" (выделено автором — К. К.). И это сплошь и рядом у профессиональных историков! А вот легенду о Колчаке он разоблачает так, что камня на камне не остается от пафосного фильма "Адмиралъ". Но это уж, внимательные и неравнодушные читатели, читайте сами! И — вопрос автора ко всем: "А может быть, трагедия России — отсутствие аристократии?"
А завершает свой многостраничный труд Кураев главой "Тридцать мгновений весны 2013 года". И здесь — только документы и новостные сообщения. Вот она, наша современность! Сплошь хищения, воровство, нарушения закона… И чем дальше, увы, тем больше. Сходящийся агонизирующий процесс. Скучно жить на свете, господа?
Но — вернемся к созидателям советского времени. Все они были Людьми Дела. Да, и с "постыдным" партбилетом в кармане, который не открывал путь к расхищению народных богатств, а, напротив, ставил в положение высочайшей ответственности, причем личной — за свою деятельность перед народом. Им, наверняка в большинстве своем атеистам, как и Высоцкому в одной из его песен, "…есть, чем оправдаться перед Ним". А вот будет ли чем оправдаться нынешним "эффективным менеджерам", ударникам капиталистического труда с их шубохранилищами, яхтами, заграничными замками, зарубежными счетами, коллекциями миллионных часов и проч. при 22-х миллионах бедных в стране — большой вопрос.
  Эта книга — лицо сурового времени и лицо великого народа. Написана она не только умным и честным писателем, но и очевидцем тех событий. А свою историю надо знать. И надо помнить тех, чьими славными трудами создавалось наше государство и ковалась наша победа. Весьма рекомендую и самим прочитать, и дать прочитать старшим школьникам, если есть в семье. Интересное и полезное чтение.

Кристина КУДРЯКОВА