ЗИНЗИВЕР № 2 (112), 2019

Рецензии



Леонид Скляднев, "Присказка к жизни"
М.: "Вест-Консалтинг", 2018


Проза писателя Леонида Скляднева в первую очередь привлекает внимание сочетанием несочетаемого. Суровая натуралистичность в описании позднеперестроечной и современной нам постоветской действительности в рассказах прозаика соединяется с распевным повествовательным слогом, отсылающим читателя к традициям старинного русского фольклора. "Звени, город Звенигород! Звени в измученной пропащей душе моей синим трепетом колокольчиков лесных, не виданных мною… Много, много было в жизни моей городов таких: не городов — захолустий. И поныне где-то они цепенеют в забытьи между бредом и явью, между мигом и веком, между жизнью и смертью цепенеют они и хранят мою тогдашнюю боль и сладость, и горечь несчастных моих любовей". Уже с первых этих строк, открывающих сборник рассказов Леонида Скляднева, внимательный читатель непременно заметит ту характерную инверсию в предложениях и "закругленность" окончаний, отличающие авторский стиль и придающие ему своеобразный дух народного сказания.
Много лет живя вдали от родины, но при этом оставаясь неразрывно связанным с ней духовно, писатель Леонид Скляднев в своем литературном творчестве отражает темы, прежде всего близкие ему самому. В центре его рассказов — судьба не взблеснувшего русского интеллигента-эмигранта, "таившегося в тени незначительных малооплачиваемых должностей,.. чтобы были время и силы думать и писать". Оторванный от своих корней русский Ваня, страдающий неизбывной тоской по далекой родной земле. И, конечно, любовь… Любовь… Та самая всеобъемлющая русская Наташа, растворенная в чужестранном воздухе эмиграции, "ибо Ваня — он вечный влюбленный во всех, кому ему вовсе любить невозможно, и теперь эта нежность, что копилась для многих и многих любовей — тебе лишь, Наташа".
И на фоне сердечных мук и тревожных детских и юношеских воспоминаний главных героев рассказов протекает неспокойная, бесприютная будничная российская жизнь, отображенная в архетипных, легко узнаваемых образах. Донецкая беженка с маленьким сынишкой на руках, стихийно брошенная войной в омут московского метрополитена. Пугающая подростковое воображение злобная учительница Вера Иванна и, напротив, волнующая и будоражащая облегающим бордовым платьем и негромким глубоким голосом Ирина Васильна. Придающийся распутству псевдоинтеллигент Валерий Павлович с посеребренными сединой висками, жертвой которого становится невинная, еще не искушенная жизнью восемнадцатилетняя девушка. И все это — как бы сквозь трепещущую дымку разогретого воздуха "Града Авраамова, из раскаленной пустыни, раскинувшейся в преддверии Иудейских холмов".
Ностальгическая направленность книги очевидна, несмотря на всю ее нелицеприятную критичность по отношению к оставленной отчизне. Уже будучи знакомой с творчеством писателя по его остросюжетному роману "Нелюди" и некоторым другим произведениям, могу сказать, что сборник рассказов "Присказка к жизни" — это органичное продолжение той черно-иронической и одновременно сказочно-романтической жизненной пьесы, которую автор разыгрывает от книги к книге, от произведения к произведению, стремясь через понятных и как будто давно знакомых литературных героев в очередной раз обратить внимание читателя на те неотъемлемые аспекты нашей жизни, которые мы все регулярно наблюдаем, но в силу привычки со временем перестаем замечать и критически оценивать.

Марианна МАРГОВСКАЯ,
кандидат философских наук