ЗИНЗИВЕР № 2 (76), 2011

Интервью


Олег Ёлшин — известный московский прозаик. Его фантастическая книга «Тейа» стала заметным событием 2010 года.
С прозаиком беседует Сергей Киулин.



Олег Ёлшин: «НАЙТИ ТО, ЧТО В ТЕБЕ ЕСТЬ!»

— Ваша книга «Тейа», которая сразу стала бестселлером, имеет подзаголовок «роман-катастрофа». Почему катастрофа?
— В «Тейа» я, наконец, подошел к этой теме, вернее форме изложения в жанре «катастрофы». Мне интересны масштабные события, которые раскрывают идеи вечные и основные. Говорят: «На сцене шнурки не завязывают». В литературе — так же. Изложение должно быть достоверно и правдиво, но стилизованно и обострено до предела. Только тогда и можно, поставив своих героев «на край», рассказать о вечном, поделиться самым сокровенным. Во всяком случае, на сегодняшний день — это мой жанр.
— Что должны сделать люди, чтобы избежать тех вызовов и нависших катастроф, о которых Вы пишете?
— Катастрофа внутри каждого из нас. Мы ее создатели, носители и проводники. Просто нужно начинать с себя, искать этот «Путь к себе» и тогда появится шанс… То есть преодолев катастрофу в себе, можно предотвратить ее и в мире!
— Как бы Вы сформулировали новую и спасительную национальную идею для России?
— Перед Россией, которая издавна считалась «собирателем земель», источником несокрушимой силы и противодействия, духовным собирателем сил, стоит совершенно уникальная задача. Миссия! Здесь вспомним Николая Рериха. России придается особое космическое значение, как «родине духа, как пути к Высшему». Нас боятся. Силой победить не смогли, но можно воздействовать на душу и разум. Страну отдали на растерзание — присоединение к самому дикому бизнесу без правил и норм, дешевый алкоголь на прилавках, дешевый табак и доступные наркотики, культ денег и накопительства, пропаганда насилия на телевидении и в газетах. Искусственная еда, искусственные кумиры, искусственная жизнь. Мы не читаем — лишь перелистываем кулинарно-детективный суррогат, мы не снимаем кино — но плодим сериалы, мы не ходим в театры, а великие актеры из какой-то забытой прошлой жизни теперь радуют нас в рекламе памперсов или таблеток от импотенции. Нет, памперсы — очень полезная вещь, а эти чудо-таблетки тем более… И все же... Если нацию разложить морально, она станет дегенератом, слабым противником. Всего одно-другое поколение такого существования, и нация будет исторически стерта. И снова Николай Рерих: «По всей России идет тихий, мучительный погром всего, что было красиво, благородно, культурно». Вот и ответ на вопрос о спасительной идее нации. Только духовное возрождение поможет найти нам свою Россию. Найти и вернуть…
— А для мира в целом в чем спасение?
— В объединении и общности. В стирании границ и барьеров. Конечно, все имеют разные экономики, религии, уровень развития, культуры и жизни. Но пора поделиться сильным. Слабым перестать быть слабыми и зависимыми. Наша маленькая планета — это такой же живой организм, как и мы с Вами. Но не может наша правая рука объявить войну левой руке, сердце ввести эмбарго на поставку крови, а печень обидеться на всех и временно закрыть границы. Человек погибнет. И планета гибнет от этого дисбаланса и абсурда взаимоотношений. Животные сходят с ума. Киты выбрасываются на берег, ледники тают, а глобальное потепление грозится стать новым ледниковым периодом. Мы, люди, так мало живем на нашей Земле. Нашей цивилизации всего миллионы, а нашей планете уже миллиарды. Мы слишком много на себя взяли, чтобы не задумываться о будущем. Пора пощадить и себя, и ее, вести естественный, не разрушающий образ жизни. Просто оглянуться вокруг, посмотреть по сторонам и быть людьми…
— В издательстве «Вест-Консалтинг» в 2011 году у Вас выходят две новые книги: «Франсуа Винсент» и «Столик на троих». Что их объединяет?
— Видимо, тема. Она для каждого автора одна и изменить ей трудно. А каждая новая книга — это новые вариации, новые тенденции и сюжеты, новые персонажи, но тема одна. Для меня это — Человек, смысл его короткой командировки в эту жизнь и его безграничные возможности.
— Вы многие годы работали в театре. Помогает ли актерско-режиссерский опыт в написании книг?
— И да, и нет. Многие правила схожи. Законы построения композиции и материала такие же. Но средства разные... Совсем разные. Если на сцене отчаянно борешься с литературой, уничтожаешь слова, превращая их в действия, то здесь процесс обратный. Скажем проще — в театре от слова к действию, в литературе — от действия к слову.
— Какие писатели оказали на Вас влияние?
— Никакие! Не сотвори кумира… Если человек хочет что-то сказать, хочет ГОВОРИТЬ, он не может и не имеет права поддаваться чьему-то влиянию. Булгаковы и Достоевские свое написали, сделали это по-своему уникально. Поддавшись влиянию великих писателей, создаешь жалкую пародию. Нужно позволить себе существовать независимо от кого-либо, найти определенную степень свободы, и тогда заговорит твое Я.
Какие писатели нравятся? Многие… Очень многие… Тема для разговора бесконечна… Сегодня перечитываю Ричарда Баха — писателя и летчика… Вернее летчика и писателя… Читаю и не понимаю — зачем я это делаю? И пока не пойму — буду его читать. Какой-то уникальный «дар крыльев». На таком специфическом языке, опыте и материале человек раскрывает замечательные темы… вернее тему — летать или не летать?
— В чем для Вас смысл творчества?
— Реализовать свое Я. У каждого человека есть миссия, предназначение. Он обязан найти свой способ выражения и выполнить ее…
Просто нужно найти то, что в тебе есть, и отдать ЭТО… Немного поделиться…

          Беседу вел Сергей КИУЛИН