ЗИНЗИВЕР № 3 (23), 2011

Критика



Алена Жукова. «К чему снились яблоки Марине». — М.: «Эксмо», 2010

Есть в мужском обиходе тост со сказочным сюжетом (о пертурбациях лягушки в красну девицу) и «с перчиком»: «За жен, которые верят в сказки!».
Я бы на месте сильного пола поднимала тост за женщин, которые умеют сочинять сказки! Ведь сказка — это лучшие мечты человечества, это территория безусловной победы добра над злом, это край, где каждый получает по заслугам. Сказка — это безоблачное детство человека, куда тянет даже взрослого, если он утомлен действительностью — точно к материнской руке за бескорыстной лаской. И пусть скептики говорят, что сказка — это «как должно быть, но никогда не бывает». Бывает! Если, конечно, сказку придумал талантливый писатель.
Хорошо, что есть род сказочников, пишущих занимательные и добрые истории, адресованные и детям, и взрослым. Передо мной — книга современной «сказительницы» Алены Жуковой «К чему снились яблоки Марине». Книга Алены Жуковой обращена не к детям. Разве только к тому «внутреннему ребенку», которого знаменитый психоаналитик Карл Густав Юнг усматривает в каждом взрослом. Это, условно говоря, «взрослые сказки», действительно, густо замешанные на психоанализе, играх подсознания, тайных желаниях и нереализованных мечтах. Писательница разделила книгу малой прозы на две примерно равные части, назвав их «Сказки» и «Не сказки». Но разницы, на мой взгляд, между теми и другими нет. В «Сказках» присутствует откровенный чудесный элемент — то волшебные ножницы, то умение «видеть насквозь», то диван, навевающий вещие сны. Но сказать, что «Не сказки» лишены фантастического начала, тоже нельзя. Просто там фантастика, так сказать, «бытовая» — счастливые случаи, удивительные совпадения… Есть даже современное непорочное зачатие — разве не сказочный сюжет? Даже мифологический! Как и другая аллюзия к античному мифу о переправе через реку… сами понимаете, какую…
Но не диковины объединяют истории Алены Жуковой в книгу качественных сказок «для тех, кому за…». В них всех работает принцип, сформулированный еще Пушкиным: «Сказка — ложь, да в ней намек!». Потому я упорно называю эти произведения сказками, а не, допустим, рассказами в духе турбореализма. Ведь любая сказка — при всей своей непосредственности — повествование наставительное. И только сказкам наставительность в литературе прощается.
В большинстве сказок Алены Жуковой проводится отчетливая мысль, что необходимо внимать знакам судьбы, подсознания либо какого-то Вселенского Разума. Высший разум или наше собственное «я» точно знают, что нам нужно, чтобы стать счастливыми. Пусть счастье иной раз выражается конкретно — в виде успеха, достижения намеченной грубо материальной цели — но и то людям хватит неразумия, чтобы пройти мимо него в суете будней, кажущихся бесконечными. Это нынешние сказки, втиснутые в прокрустово ложе узнаваемой современности — и ломающие его своей вопиющей алогичностью! Наивысшим счастьем может представать даже… смерть, как в рассказе, что называется так же, как вся книга. Вообще, может показаться, что смерть — частая гостья в историях Алены Жуковой. Но почему-то в изображении этой одаренной писательницы она вовсе не страшная… вон, яблоками угощает…
Даже истории не с волшебным сюжетом оставляют чувство, будто в сказке побывал; даже грустные рассказы полны загадочного света. Это ли не намек, что все будет хорошо?.. Пусть даже не в этой жизни. Но и другая придет.

Елена САФРОНОВА