ЗИНЗИВЕР № 4 (48), 2013

Переводы

 

Антонио ГАМОНЕДА (Antonio Gamoneda, род. 1931)
Испанский поэт «поколения пятидесятых», лауреат премии «Мигель де Сервантес» (2006). Предлагаемый цикл стихов «Непристойная павана» — из «Книги холода», вышедшей в 1992. Название цикла содержит в себе столкновение смыслов. Павана — торжественный придворный танец времен Возрождения, представляет собой медленное почтительное хождение друг подле друга.

 

ИЗ «КНИГИ ХОЛОДА» («LIBRO DEL FRIO»), 1992
 
Непристойная павана (Pavana Impura)

1

 

Льются пряди твои в руки, в его белоснежные руки льются
желаньем.

Пресыщенно-сыты, отдых змеи, эти руки, и в них пряди твои
струятся.

Открой же глаза, хочу я увидеть все это: волос драгоценные пряди
томятся в руках белоснежного стража.


2

 

Деревья стонать начинают, и вторит их стону душа моя,
вспоминая бред бедер твоих в темноте, лона, молящего свет,
твои лепестки живые.

Пересекая дороги и даты, летит ослепленная солнцем голубка.

Нагим приходит твое милосердие, ай, голубка моя, бедная дочь
поля.


3

 

И песня дрозда в раскаленности алой губ твоих тает.

Я вижу, вижу, как ты ранима, и ты нагая в моей купели.

Тает песня дрозда в белых альковах, где вдруг я слепну,
где великие колокола звучать в тебе начинают.


4

 

Ищу твою кожу, нераскаявшуюся, умащеннную грустью
змеиной; невидимые черты твои различаю, холодного
сердца след.

Я хочу видеть биение крови твоей, плач твой в слезах хрустальных,
а не желтое твое горе,

но таится греза моя под твоими веками.


5

 

Небытие пусто, как маски без лиц, и вид его мертвенно
бледен, но ты слышишь крик матерей из темных глубин и лелеешь
глаза, которые видели небытие.


6

 

Наши тела понимают друг друга каждый раз все печальней,
но я люблю это алое отчаянье.

Ай, черная лилия темных спален, ай, рассвета горько-сладкий глоток.


7

 

Вновь войди под сень альковов белых.

О как неподъемны сосуды печали в руках человечьих.

Вновь войди под сень альковов белых.


8

 

Ты на губах любовью длишься.

Есть мед со вкусом злой утраты, он струится с неясных женских силуэтов
и падает, как ртуть, неуловим, в агонии неотвратимой лета
на рану стонущую сердца моего.

Любовь, ты ею длишься, стонет между
ног моих и мед утраты лижет.


9

 

Вот твой язык несравненный, в уста мои входит;
как изысканный плод я его ощущаю.

Освяти уста мои влажным касаньем,

любовь моя, мой призрак.


10

 

Приходят тихие звери молчанья, но под нежной кожей твоей пылают
желтые маки, океана цветы, что отчаянно бьется о стены,
возведенные плачем.

Благочестье и бездна порока — пища измученной плоти,
где-то в пути потерявшей надежду.


11

 

Я состарился в глаз твоих бездне; ты сладость моя и уничиженье,
и я люблю твое тело — его откровенья ночные.

Невинность твоя отточенной сталью глаза мои ослепляет,

но печали твои в моем сердце и, как темный мед, тебя на губах я
моих ощущаю по дороге к смерти.


12

 

Ты как цветок, что утешает обреченных,

невидимый, но аромат струится,

в ноздри входит, и это наслаждение —

вся жизнь, отпущенная временем на волю.


13

 

Как влажно ты меня любишь,

соски твои лазурны, дышишь нежно

губами в губы и опять уходишь

в глухое обиталище печали.


14

 

Твои волосы седеют между моими пальцами и, как тихие воды,
нас покидают воспоминанья. Существованья я чувствую холод,
но твой запах комнаты наполняет, и твое сладострастие живет
в сердце моем, и мои мысли входят в твои страданья.


15

 

Моря есть в белых городах далеких,
как сгустки воздуха со вкусом сладким крови,
простыни, покоя колыбель.
И есть еще благоуханье паха, языки, блуждающие в женских ранах,
и сердце, что устало биться.
Войди в мой дом, незрячая пастушка, всем звоном колокольчиков твоих,
и пусть твоя пребудет вечно нежность у моря в белых городах далеких.

 

Перевел с испанского Леонид СКЛЯДНЕВ

 

Букет цветы что такое букет цветы klumba55.ru.