ЗИНЗИВЕР № 12 (56), 2013

Наследие


Валерий ПРОКОШИН (1960 — 2009)
Поэт, прозаик. Родился в Калужской области, жил в г. Обнинске. Работал официантом, санитаром, кочегаром, дворником. Автор нескольких книг стихов. Публиковался в журналах «Дети Ра», «Зинзивер», «Новый мир», «Крещатик», «Родомысл», «Футурум АРТ», «Floridа», в альманахе «Илья», в сборнике «Приют неизвестных поэтов». Лауреат литературной премии имени Валентина Берестова, финалист Илья-Премии (2002) и Международного Волошинского конкурса (2004).



КОМСОМОЛЕЦ № 13000
советская рождественская история

Действующие лица:
Валерия Ильинична, инструктор райкома комсомола, 30-летняя упитанная женщина
Алина Родионовна, классный руководитель 9а класса, пенсионерка
Тимур Комиссаров, ученик 9а класса
Надя Румянцева, староста 9а класса
Вовочка, сын Валерии Ильиничны
Вадим Вадимыч, человек в штатском

Сцена оборудована под пионерскую комнату. Вдоль задней стены стоят шкафы с методической литературой и брошюрами по досугу школьников. На шкафах — вымпелы, кубки, барабаны и горны. В правом углу укреплено бархатное знамя, на фанерном постаменте стоит белый бюст Ленина. Рядом с бюстом пристроился человек в штатском в темных очках. Посреди комнаты стоит стол с двумя стульями. На одном из них — Алина Родионовна, листает общую тетрадь. Рядом со столом стоит еще один стул, на нем сидит Надя Румянцева. Время от времени она оглядывается на человека в штатском и нервно разглаживает у себя на коленях складки белого фартука. Открывается дверь и в пионерскую комнату входит инструктор райкома комсомола с сыном.
Валерия Ильинична. Здравствуйте. Извините, товарищи, задержалась. Сына из садика забирала.
Алина Родионовна. Добрый вечер. Раздевайся, Валерочка, проходи вот сюда. А Вовушке я сейчас дам карандаши и бумагу, пусть рисует.
Мать и сын снимают верхнюю одежду, вешают на вешалку у двери.
Валерия Ильинична. Вовочка, иди порисуй на подоконнике.
Вовочка. Прямо на подоконнике?
Валерия Ильинична. На бумаге, Чудо-юдо.
Вовочка. То на бумаге, то на подоконнике, то на своей заднице.
Валерия Ильинична. В школе будешь умничать.
Вовочка. А мы где?
Валерия Ильинична. Не в этой, а с французским уклоном.
Алина Родионовна. А к нам на огонек Вадим Вадимыч заглянул. Шел мимо и решил зайти.
Валерия Ильинична. Вадим Вадимыч просто так на огоньки не заглядывает. Знаем. Наверняка опять с какой-нибудь проверкой.
Алина Родионовна. Может быть, да, а может быть, нет.
Валерия Ильинична. Кто у нас сегодня?
Алина Родионовна. (вздыхает) Комиссаров. Из моего класса.
Валерия Ильинична. Что, трудный подросток?
Алина Родионовна. Как раз нет, очень легкий. Но он из многодетной семьи. Пять человек детей, Тима самый старший.
Надя Румянцева. (вскакивает со стула) У Комисаровых семь детей.
Алина Родионовна. Уже семь? Господи, когда успевают. Они их клепают, как котят. Это все отец — алкоголик.
Валерия Ильинична. Пытались как-то на него воздействовать?
Алина Родионовна. Не один раз. Я и домой к нему ходила, и на фабрику. А начальник цеха говорит: мне главное, что он на работе появляется, а с домашними проблемами разбирайтесь сами.
Валерия Ильинична. Ладно, я возьму эту семью на заметку.
Алина Родионовна. Возьми, Валерочка, возьми. А мальчика особо не мучай. Два-три вопроса и хватит.
Валерия Ильинична. Ну, хорошо, давайте начинать.
Алина Родионовна. Надюша, позови Тиму.
Староста класса выбегает за дверь, через минуту возвращается с симпатичным, модно одетым юношей. У него под глазом слегка заметный синяк.
Валерия Ильинична. (наклоняется к классному руководителю) Это он?
Алина Родионовна. Он, он, кто же еще.
Тимур Комиссаров. Здравствуйте всем.
Валерия Ильинична. Здравствуй. Подходи ближе, мы здесь пока никто не кусаемся.
Вовочка. (рисует на подоконнике) Гав-гав-гав!
Валерия Ильинична. Тише, чау-чау слово не давали.
Алина Родионовна. Тима, вытащи руки из карманов, представься и расскажи немного о себе.
Тимур Комиссаров. Меня зовут Тим Комиссаров. Я из многодетной рабочей семьи. Отец трудиться на фабрике, мать сидит с детьми, но все равно подрабатывает: моет подъезды в нашем доме. А я учусь в 9а классе.
Валерия Ильинична. Интересно, а как ты учишься?
Тимур Комиссаров. Средненько, на троечки. Зато двоек нет, есть две пятерки — по труду и физре.
Алина Родионовна. По трудовому обучению и физкультуре, Тима.
Валерия Ильинична. Ты из многодетной семьи, а прическа у тебя какая-то блатная.
Тимур Комиссаров. Современная прическа. Сейчас пол-Москвы так стрижется.
Алина Родионовна. Тима, правильно не пол Москвы, а половина.
Надя Румянцева. (вскакивает со стула) Извините, я хочу добавить. Тимурчик мог бы учиться лучше, если бы у него были условия. А так ему домашние задания часто приходится делать на лестничной площадке, когда отец пьяным приходит. Мы несколько раз приглашали Семена Ивановича на классные собрания, но он ни разу на наши предложения не отреагировал.
Валерия Ильинична. С отцом разберемся. А сейчас давайте с Тимуром.
Алина Родионовна. Скажи, Тима, почему ты решил вступить в комсомол?
Тимур Комиссаров. Да почти все наши ребята уже комсомольцы, а я все никак. А недавно мы с Надюхой, ну, со старостой нашего класса, посмотрели фильм «Молодая гвардия». Он меня зацепил своим героизмом. И я подумал: если случится война, то ведь можно погибнуть за нашу Родину не простым человеком, а комсомольцем. Это будет клево.
Валерия Ильинична. Это просто замечательно, что ты готов погибнуть за нашу великую Родину, за нашу необъятную страну. Ведь в советской истории столько славных имен: Чапаев… Чкалов… челюскинцы…
Вовочка. Чонкин.
Валерия Ильинична. Не перебивай мать, Чебурашка. Я и так вся жизнью битая-перебитая. Лучше послушай, что говорит твой старший товарищ. Тимур, у тебя такое славное имя из повести Гайдара, такая мужественная фамилия — Комиссаров. (поет) И комиссары в пыльных шлемах склонятся молча надо мной.
Вадим Вадимыч. Валерия Ильинична, вы хоть соображайте, что поете.
Валерия Ильинична. Извините, увлеклась. Но войны мы не допустим, кроме холодной. К тому же, буквально вчера от нас уехал американский советник по культуре. Он несколько дней гулял по городу, встречался с нашими гражданами в нетрадиционной обстановке и остался очень доволен. Он сказал, что воевать с советскими людьми глупо, лучше уважать друг друга и любить. Так что тебе, Тимур, как комсомольцу, придется искать применение в мирной жизни.
Алина Родионовна. Тима, расскажи про свою общественную работу в школе, как ты с одноклассниками металлолом весной собирал.
Тимур Комиссаров. А, классно было. Мы с ребятами собрали больше всех и победили.
Надя Румянцева. (вскакивает со стула) Тимурчик откопал колокол, и наша школа заняла первое место среди всех школ района.
Алина Родионовна. Надюша, пусть он сам расскажет.
Тимур Комиссаров. Да чего там рассказывать. Я проходил мимо детской площадки и зашел в кустики. Вот. И случайно услышал разговор деда с внуком. Старик рассказывал ему, что до войны на площадке стояла церковь, потом ее взорвали. А прихожане, и он в том числе, втайне на этом месте закопали колокол. Он даже показал где. Ну, я позвал ребят, и мы этот колокол откопали.
Валерия Ильинична. Вовочка, слышал, что твой старший товарищ рассказал. Оказывается, и в мирное время можно совершать скромные подвиги.
Вовочка. Ему хорошо, он из рабочей семьи. А я кто? Сын погибшего летчика, Экзюпери какой-то.
Валерия Ильинична. Ты ошибок сукин сын.
Вовочка. Мать, ты меня утомила.
Валерия Ильинична. Ты меня тоже. (поет) Утомленное солнце нежно с морем прощалось...
Вовочка. (подхватывает слова песни) И тогда ты призналась, что нет любви.
Надя Румянцева. (вскакивает со стула) Неправда, любовь есть. Только ее надо найти, как колокол.
Валерия Ильинична. О любви, к сожалению, давно все песни сложены.
Тимур Комиссаров. (пристально смотрит на старосту класса) Нас это не касается. Главное верить в любовь, несмотря на обстоятельства.
Валерия Ильинична. А скажи, Тимур, кто у нас самый главный в стране?
Тимур Комиссаров. Советским Союзом руководит Леонид Ильич Брежнев… секретарь.
Алина Родионовна. Генеральный секретарь.
Валерия Ильинична. Хорошо. А кого еще из членов правительства ты знаешь?
Тимур Комиссаров. Михаила Суслова.
Валерия Ильинична. Михаила Андреевича Суслова. А какая у него должность?
Тимур Комиссаров. Точно не скажу. Но если по-простому, то он правая рука Брежнева.
Валерия Ильинична. Нашего дорогого Леонида Ильича. А скажи тогда, кто у него левая рука?
Вадим Вадимыч. Валерия Ильинична, вы хоть соображайте, что спрашиваете.
Валерия Ильинична. Тимур, назови должность Андрея Андреевича Громыко.
Тимур вопросительно смотрит на старосту класса.
Надя Румянцева. (шепотом) Министр… министр.
Тимур Комиссаров. Он министр.
Валерия Ильинична. Министр чего?
Надя Румянцева. (шепотом) Заграница.
Тимур Комиссаров. Министр заграничных дел, кажется.
Алина Родионовна. Правильно, Тима. Только еще правильнее будет сказать: министр иностранных дел.
Валерия Ильинична. А какую периодику вы дома выписываете?
Тимур Комиссаров. «Крокодил» и «Веселые картинки».
Вовочка. «Здоровье», интересный журнал.
Валерия Ильинична. Помолчи, Чукокола. Тимур, а «Комсомольскую правду» ты разве не читаешь?
Тимур Комиссаров. Иногда читаю, в школьной библиотеке.
Валерия Ильинична. А по вечерам, я надеюсь, ты смотришь программу «Время»?
Тимур Комиссаров. Нет. По вечерам мне приходиться работать, чтобы помочь своей семье.
Валерия Ильинична. Вовочка, что ты там рисуешь?
Вовочка. Головокружение от успехов.
Валерия Ильинична. Послушал бы своего старшего товарища. Он и учится, и работает, и… металлолом собирает.
Алина Родионовна. Тима, неужели ты ходишь разгружать вагоны?
Тимур, смутившись, неопределенно повел плечом.
Валерия Ильинична. А что в этом стыдного? Мои однокурсники тоже разгружали вагоны, чтобы сводить нас в кино или кафе. Вагоны — это же романтика. Алина Родионовна, как там в песне поется: (поет) вагончик тронется, вагончик тронется…
Алина Родионовна. (подхватывает слова песни) Вагончик тронется, а он останется!
Женщины с улыбкой смотрят друг на друга, потом оглядываются на человека в штатском. Он молча крутит пальцем у виска.
Вадим Вадимыч. Что же вы, молодой человек, замолчали? Так откровенно и подробно обо всем рассказывали, а тут вдруг застеснялись. Поделитесь с нами своими трудовыми успехами.
Надя Румянцева. (вскакивает со стула) Может быть, не надо.
Тимур Комиссаров. Надо, Надюха, надо… Я по вечерам хожу на панель.
Валерия Ильинична. Ну вот… То есть, как на панель? На какую панель?
Вадим Вадимыч. Это так плешка возле кинотеатра «Мир» называется. Там пожилые люди за деньги развлекаются вот с такими юными мальчиками и девочками.
Алина Родионовна. За деньги? Но это же разврат.
Вадим Вадимыч. Совершенно правильно. Именно этим и занимается ваш будущий комсомолец.
Валерия Ильинична. Вовочка, что ты рот раззявил?
Вовочка. Я тоже хочу на панель.
Валерия Ильинична. Хочется — перехочется.
Вовочка. Тим, возьмешь меня с собой на плешку.
Тимур Комиссаров. Подрастешь, возьму.
Валерия Ильинична выскакивает из-за стола и подбегает к сыну.
Валерия Ильинична. Я тебе дам тоже. (Она сгибает мальчишку пополам, стаскивает с него штаны и шлепает ладонью по попе.) Вот тебе, вот. У тебя еще плешка не выросла, чтобы тоже.
Вовочка. Мать, ты извращенка!
Валерия Ильинична. Уж какую Бог дал.
Вовочка. (всхлипывает) Чаушеску!.. Чумак!.. Чикатило!
Валерия Ильинична. Что, еще хочешь?
Вовочка. Хочу барабан.
Валерия Ильинична. (достав со шкафа барабан, вешает его на шею сына) На, Чунга-Чанга.
Вовочка. А палочки?
Валерия Ильинична. Алина Родионовна, где у вас палочки?
Алина Родионовна. Там же, на шкафу.
Валерия Ильинична. (протягивает сыну палочки) И не вздумай барабанить здесь. Иди в коридор и стучи там. Вадиму Вадимычу это понравится.
Вадим Вадимыч. Валерия Ильинична, вы хоть соображайте, на что намекаете.
Вовочка, стуча по барабану и демонстративно вихляя ягодицами, уходит в коридор.
Валерия Ильинична. Чаплин, вылитый Чаплин.
Алина Родионовна. Где они таких страшных слов набираются — чумак, чикатило?
Валерия Ильинична. На улице, где же еще. В подворотнях у хулиганов и на разных плешках у таких, как ваш Комиссаров.
Алина Родионовна. У меня нет слов.
Валерия Ильинична. Зато их есть у меня. Комсомол и прости… и панель — две вещи несовместимые. И тебе, юноша, не место в такой славной организации.
Надя Румянцева. (вскакивает со стула) Но Тимурчик помогает своей многодетной семье.
Валерия Ильинична. А если он завтра пойдет грабить банки, чтобы помочь своей семье? Или старушек убивать? Тимур, у тебя есть дома топор?
Тимур Комиссаров. Найдется.
Валерия Ильинична. Когда вернешься домой, возьми топор и иди убивать наших славных пенсионерок, забирай у них пенсии.
Алина Родионовна. Валерочка, ну ты уж совсем в крайности кидаешься.
Валерия Ильинична. А что, я одна воспитываю сына, мне тоже денег не хватает. Я бы тоже могла пойти на панель.
Вадим Вадимыч. Валерия Ильинична, вы хоть соображайте, что говорите.
Валерия Ильинична. Я и говорю, что могла бы, но не могу. Как я после этого буду смотреть в глаза советским людям?
Надя Румянцева. (вскакивает со стула) Как вы не понимаете. Тимурчик ходит туда не ради удовольствия, а чтобы его младшие братишки и сестренки не ложились спать голодными.
Валерия Ильинична. Да я лучше буду смотреть в голодные глаза своего сына, чем отдаваться за деньги незнакомым мужчинам.
Алина Родионовна. Ты, Надюша, так говоришь, как будто деньги можно зарабатывать только на панели. Ведь можно пойти на фабрику. Там, как мы видим, даже алкоголики неплохо получают. В ЖКО, в конце концов.
Надя Румянцева. (вскакивает со стула) На фабрике нужны квалифицированные рабочие. А в ЖКО Тимурчик уже устраивался прошлым летом. Он там за все каникулы получил столько, сколько сейчас за неделю.
Валерия Ильинична. Все-то она знает, как будто вместе с ним туда ходит.
Надя Румянцева. (вскакивает со стула) Как у вас язык повернулся такое сказать.
Тимур Комиссаров. Вы бы Надюху не трогали. Она самая чистая девушка, которую я знаю.
Валерия Ильинична. Если не секрет, сколько ты там зарабатываешь? Например, в последний раз?
Тимур Комиссаров. Прилично. Пятьдесят долларов. Вот прикид себе новый купил.
Валерия Ильинична. То-то я гляжу: из многодетной семьи, а одет не в шивье… Он мне сразу не понравился.
Алина Родионовна. Кто?
Валерия Ильинична. Этот советник по культуре.
Алина Родионовна. Думаешь, это он?
Валерия Ильинична. А у кого в нашем городе еще могут быть доллары.
Алина Родионовна. Вот вам современная американская культура: ни души, ни духа.
Валерия Ильинична. Ты хоть предохранялся с этим советником?
Вадим Вадимыч. Валерия Ильинична, вы хоть соображайте, что спрашиваете.
Валерия Ильинична. А что, все венерические болезни к нам заносятся из Африки или Америки. Это всем известно.
Надя Румянцева. (вскакивает со стула) Тимурчик в этом вопросе очень осторожен.
Валерия Ильинична. Оно и видно. Синяк под глазом у тебя откуда?
Алина Родионовна. Наверное, с мальчишками подрался.
Тимур Комиссаров. Нет, это я с одним клиентом не поладил. Он платить не хотел.
Валерия Ильинична. Мы, когда у себя в райкоме комсомола не ладим, то не деремся, как варвары, а пишем друг на друга докладные.
Тимур Комиссаров. А у нас на панели…
Валерия Ильинична. Мне совершенно не интересно, что у вас на панели, и другим, надеюсь, тоже.
Алина Родионовна. Господи, куда катится наша страна.
Валерия Ильинична. Понятно, куда: к новой оттепели.
Вадим Вадимыч. Валерия Ильинична, вы хоть соображайте, что говорите.
Валерия Ильинична. Что ж, ситуация предельно ясная, и двух мнений тут быть не может. Да, Алина Родионовна?
Алина Родионовна. Мне очень жаль, Тима. Я всегда за тебя переживала, а ты так меня подвел на старости лет. Ты ведь всегда был не только честным, но и чистым мальчиком.
Тимур Комиссаров. Я им и остался. И если спросят, почему меня не приняли в комсомол, я отвечу, как есть.
Валерия Ильинична. Только не надо нас пугать, пуганные.
Алина Родионовна. Однако если об этом узнают в области или того хуже — в Москве…
Валерия Ильинична. А староста класса что притихла. Тебе, Румянцева, больше нечего сказать? Может быть, вы своего Тимурчика на поруки возьмете?
Надя Румянцева. (вскакивает со стула) Мне есть о чем вам сказать, и я буду говорить так, как думаю. Пусть меня переизберут из старост класса, пусть даже выгонят из школы. Тимурчик — замечательный парень, но жизненные обстоятельства сложились так, что ему временно приходиться зарабатывать не совсем советским способом.
Алина Родионовна. Надюша, совсем не советским.
Надя Румянцева. (подходит к Тимуру и становится рядом) Вы всех гребете под одну гребенку. Но вы не знаете, как Тимурчику бывает противно и больно.
Тимур Комиссаров. Надюха, не стоит перед ними унижаться.
Надя Румянцева. Нет, я скажу. И вам, например, наплевать, что часть своего заработка Тимурчик каждый месяц перечисляет в Фонд мира.
Валерия Ильинична. В Фонд мира? Что же ты молчал об этом?
Тимур Комиссаров. Потому что бабушка мне в детстве говорила, что добро должно быть тихим, о нем не надо кричать на каждом углу.
Валерия Ильинична. Что значит, на каждом углу? Пионерская комната — это не каждый угол. Я знаю, с каким скрипом приходиться собирать и комсомольские взносы, и партийные.
Вадим Вадимыч. Валерия Ильинична, вы хоть соображайте, что говорите.
Валерия Ильинична. А это не для кого не секрет. И Румянцева знает об этом лучше всех.
Надя Румянцева. А еще Тимурчик несколько раз переводил деньги в общество Красного креста и полумесяца.
Валерия Ильинична. Вот чем надо гордиться и всем рассказывать, а не про какую-то плешку.
Алина Родионовна. Значит, я в тебе не ошиблась, мой мальчик.
Валерия Ильинична. (открывает дверь в коридор) Иди сюда, потомок Чингисхана!
Вовочка заходит в пионерскую комнату с улыбкой на лице, барабаном на шее и со спущенными штанами.
Валерия Ильинична. Может быть, ты все-таки наденешь штаны? Мне перед комсомольцами неудобно.
Вовочка. Кто их снимал, тот пусть и надевает.
Валерия Ильинична натягивает сыну штаны и легонько хлопает его ладонью по попе.
Валерия Ильинична. Будущий Че Гевара растет.
Вовочка. Не Че Гевара, а Челентанно.
Валерия Ильинична. Не огрызайся, лучше посмотри на своего старшего товарища. Он добровольно перечисляет деньги в Фонд Мира.
Вовочка. Добровольно? (жмет Тимуру руку) Уважаю, пацан.
Алина Родионовна. Предлагаю голосовать. Кто за то, чтобы принять Тиму Комисарова в комсомол, поднимите руки.
Надя Румянцева. Я — за.
Алина Родионовна. Я тоже.
Валерия Ильинична растерянно оглядывается на человека в штатском.
Вовочка. Мать, я поименно вспомню всех, кто поднял руку.
Валерия Ильинична: Не шантажируй меня, Чиполлино.
Валерия Ильинична тяжело вздыхает и обреченно поднимает руку вверх.
Тимур подходит к краю сцены, широко улыбаясь, смотрит на зрителей. На заднем фоне звучит песня «Комсомольцы-добровольцы».
Тимур Комиссаров. В тот день меня приняли в комсомол.
К Тимуру подходит Валерия Ильинична и кладет руку ему на плечо.
Валерия Ильинична. А через несколько дней Тимуру вручили комсомольский билет.
С другой стороны к Тимуру подходит классная руководительница и тоже кладет руку ему на плечо.
Алина Родионовна. Ему достался счастливый комсомольский билет.
К ним подходит староста класса.
Надя Румянцева. У Тимурчика оказался билет под номером тринадцать тысяч.
Валерия Ильинична. Несмотря на это пугающее число, билет действительно оказался счастливым. Тимур закончил школу, отслужил в армии. А вернувшись в родной город, пошел работать на текстильную фабрику.
Алина Родионовна. А через несколько месяцев они с Надюшей сыграли свадьбу. И у них родилось трое детей.
Вовочка. (подходит к краю сцены) Они жили долго и счастливо и умерли в один день.
Песня звучит громче. Все подхватывают ее и поют, обнявшись.
Все. Комсомольцы-добровольцы,
Мы сильны нашей верною дружбой,
Сквозь огонь мы пройдем, если нужно,
Открывать молодые пути.
Комсомольцы-добровольцы,
Надо верить, любить беззаветно,
Видеть солнце порой предрассветной —
Только так можно счастье найти.
Песня кончается. Из-за спин поющих появляется человек в штатском.
Вадим Вадимыч. (снимает очки) С Рождеством вас всех, дорогие товарищи. Будьте вы счастливы.
Герои кланяются и уходят со сцены. Зрители провожают их громкими аплодисментами.

ЗАНАВЕС
Здесь могут сделать диплом университета или института, я собираюсь купить диплом тут МГУКИ.