ЗИНЗИВЕР № 2 (14), 2009

Слава ЛЁН


Поэт и теоретик искусства. Родился в 1937 году во Владимире. Окончил с отличием Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова (1961). В 1966 году защитил кандидатскую, в 1972 — первую докторскую диссертацию (по экологии), в 1979 — вторую (в Австрии, по философии деятельности). В 1980 — 2000-х годах ему присвоили звание действительного члена/члена-корреспондента восемь европейских и американских академий наук и искусств. Вице-президент Академии русского стиха. Автор семнадцати книг стихов (1955 — 2005).


МАЛАЯ САДОВАЯ ГОЛОВА
семь поздних посланий к питерским поэтам



Виктору КРИВУЛИНУ

кузьминский вывернул наган
кривулин бархатом наружу
его комление нарушу
ударить в оба по ногам

упал напорист и горист
пока в запрет не превратился
кривулина супрематиста
кузьминский неофутурист

ах, матом!
царское село
доселе головы садовой
хватило ендове ендовой
по голове и — рассвело

заря на лацкане горел
лица улыбки куприянов
пока кривулина отпрянув
кузьминский чайником огрел

в полки построено шале
линейки пионерской паки
кривулина кузьминский палки
осметит выше шурале

пока задор ему иссяк
и прочая увяла нечисть
судьей третейским емлет гнедич
кривулина на воздусях

но и кузьминский присмирел
поскольку сельский алексеев
какой не пашет и не сеет
верлибром выпишет расстрел

добавят сроку по рогам
умом судейкины небыстры
нам надоели декабристы
на масленицу к пирогам

покуда в мире мясоед
вдвоем с убытками народа
то приголубила природа
намедни ленин-людоед



Тамаре БУКОВСКОЙ

еще не мишина жена
уже по имени не маша
вотще она руками машет
садовой малой лишена

с кривулиным в одном лугу
пасется козликом бабули
но не уйти ему от пули
чекиста коий ни гугу

филологический азарт
чистописания доселе
не доведет ее до цели
с де бовуар симоной сартр

на сколько волос ни лущил
бы экзистенцьялист убого
частей не выпросить у Бога
ему родное
дыр бул щил

генсеком новым не садист
но и прохожим надоели
с абрамом терцем даниели
неделей ранее садись

буковский выведет народ
садово-триумфальной площадь
на маяковского полощет
любой из нынешних
урод

чума доходит идиот
до питера подобьем мышки
не князем подневольный мышкин
в единоличники идет

ему судьбой навстречу Дом
Большой литейным предназначен
родным и классовым иначе
с обэриутами садом

но поэтессу в дневниках
кривулин подними опарой
покуда с нею
ходишь парой
колосс на глиняных ногах



Валерию МИШИНУ

тропу ногами проторив
руками в Башне-на-Болоте махал он
на автопилоте
вводя на выставки тариф

подпольные— на потолок
через окно ложились тени
наружки — пятерыми теми
искусствоведами в пальто
кидаемые
— и толок
расчет наряда в ступе воду
потом садился на подводу
и убывал куда-то кто

а мишин вешал как ни в чем —
листы по стенкам — ни бывало
а в зрителях была бувайло
и брусиловский — стукачем

кривулин с птичкой — головы
садовой бор с прибором набок
на литографии – инаков
глядел на жителей москвы

кузьминский с рыжей бородой
в изображеньи черно-белом
не то чтоб выглядел дебилом
но в целом
с припиздью крутой

но не его везли — вполне
благополучного — на дачу
канатчикову
наудачу
захваченного делоне
а здесь
являл собой фонтан
охапкин выходец с фонтанки
покуда чешские под танки
ложились люди где-то там

по лужам пражская весна
шагала крови с пуком вербы
и выросла предметом веры
свобода в выдумках и в снах



Константину К. КУЗЬМИНСКОМУ

луна на цифре 37
повисла одиноким ухом
поэта из ружья по мухам
космы палившего
совсем

в деревне Бог не по углам
грехи спопашится изгою
простить архангельской избою
босым идущу по углям

буколиками удручен
вернулся бродский в дом мурузи
пистоном девушке марусе
пастушке памятен
драчун

ему овидию назон
несет своя стихи в охапке
во словоложестве охапкин
запечатленный фармазон

они с кривулиным горел
огнем священнее хорея
на хэппенинге руки грея
в пылу шемякина нагрел

салагам бродский не мешал
варить в уме котел и кашу
рукой заматывая кашель
в ложно-классическую шаль

напоследях не в меру резв
грибы собрав в одни обабки
подбить спешил трусцою бабки
кузьминский для массиреестр

поэты вышли нагишом
ума в издательстве дабл дея
из "зеркала живых" балдея
глубоких знаний багажом

прости мордовской синевы
поэта пионерский лагерь
в ямбически коротком лаге
садовой малой головы



Иосифу БРОДСКОМУ

в малинной теме Рождества
с волхвами тьма его морила
не Суламифь и не Марина
ни девственница — ни вдова

ни в рай не веря ни в шеол
стучал по клавишам машинки —
достукался!
чутьем мошонки
пришел туда
куда не шел

Ахматовой к лицу идет
быть не похожей на завхоза
как не по коже Ностре Коза
застукан крестный —
идиот
ходили парами: Е.Б.
с Иосифом — А.Г. с подонком
(по мненью Бродского) за тонкой
перегородкой по судьбе

Марину увезти в роддом
и увести потом у зэка! –
какого-нибудь там узбека
нехватит на такое ртом

тюрьма народов! —
до хуя
по лагерям сидит народу
в архангельские на природу
поэта вывезли края

зато какой потом пиар
учи английский недотепа
нето приедет дядя Степа
и выпустит из брюха пар

Сюзанну — к матери — Масси
ебене! — Марамзин готовит
четырехтомник тут! — а то ведь…
ну ладно — дело на мази

Кузьминский под ногами как
обычно путается — с Даром
грозится — мол одним ударом
покончим с красными! —
мудак



Володе УФЛЯНДУ

остановившись на бровях
француженки ногами Уфлянд
зевакой в допотопных туфлях
шагнуть в Европу наровях

их ямба школьного окна
противником в осадок выпав
он гоголем глядел на выпад
рапиры пастернака на
носки топыря из манжет
расписанным в ООН по пунктам
Иосифа потряс
но путал
он флер д’оранж и креп жоржет
зато Еремин сходу в гипс
попал стреляя сигарету
карету мне — орал — карету
из скорой помощи —
в детгиз

побольше к родине копить
любви положено чем крови
на полку кинофильмов кроме
опасности слететь с копыт

но сценариста на потом
оставим —
Уфлянд как художник —
занятья —
в сухостой и дождик
ходил на службу под зонтом

дотошно капает в тиши
охвата некто в эрмитаже
на концептуалистов даже
в чернилах сепии туши

Тредиаковский не щадя
на перевод бумаги тома
с латыни учит — Уфлянд дома
сиди — и прочим не чета!

ты — сер
а я голубчик сед
— уже Крыловкогда Иосиф
и в пахоту и в сев
и в осень по-пушкински влюбился
сев



Виктору СОСНОРЕ

Соснора выпестовал НЕ-
обходимость отрицанья
себе в убыток
на тридцатый год бытования
вчерне
мол
я не человек — меня
повальная НЕ блазнит смертность
собака-друг имеет смелость
бессмертной мнить себя
маня

отец НЕ целясь пристрелил
товарища — НЕ правы оба:
она вела его до гроба
за гробом он — простолюдин

жена пустила пулю в лоб
но НЕ себе — а МНЕ провизор
из гроба вытащил — провидец
не лучший — хуже: остолоп

я слышу неба —
НЕ глухой —
и гад морских
и ход балета
в аду
но НЕ верну билета
Творцу Цветаевой плохой

самоубийство НЕ реше-
ние проклятого вопроса
как НЕ наркотик папироса
у Лили Брик в карандаше

как НИ склоняется лиса-
О’Брик к находке компромисса
но я с упорством керамиста
леплю личину без лица

НИ клен НИ лен НИ конопель
не могут вытащить россии
из комы: белые разини
молились на НАРОД:
на ПЕНЬ!

14 апреля 1967
б. Санкт-Петербург, Малая Садовая



Подробное описание скинали у нас на сайте.